Как получить пшеницу за пай за три года?

В алтайском крае земля все чаще используется как залог для получения кредита

Как получить пшеницу за пай за три года?

Более 100 тысяч гектаров земли сельскохозяйственного назначения использованы в Алтайском крае для получения кредитов. Это один из лучших показателей в России. Темпы роста земельной ипотеки могут быть и выше – при усилении государственной поддержки.

По данным территориального управления Федеральной регистрационной службы, только в прошлом году под залог 20 тысяч гектаров земли в Алтайском крае были выданы 11 кредитов на сумму свыше 200 миллионов рублей.

В этом году в одном из банков оформлены кредиты еще под залог 60 тысяч гектаров. География пользователей земельной ипотеки самая обширная – Кулундинский, Алтайский, Ребрихинский, Смоленский и другие районы.

Первый кредит под залог земли был выдан СПК “Искра” Топчихинского района в октябре 2006 года. По словам руководителя “Искры” Александра Орлова, хозяйство выкупило в собственность 592 крестьянских пая – 6700 гектаров. Оно и дальше планирует приобретать землю. Сейчас банкиры осуществляют два вида ипотечного кредитования.

Первый – на покупку земельных долей или земельного участка. Не имея никакого материального обеспечения, предприятие закладывает банку тот земельный участок, который приобретает в кредит. В выигрыше все – производитель, государство, получившее на земле эффективного собственника, банк, имеющий свои проценты.

Второй вид кредитования – уже находящиеся в собственности земельные участки закладываются под приобретение сельхозтехники, оборудования, скота. Только в прошлом году “Искра” в приобретение сельхозтехники вложила 70 миллионов рублей (самый высокий показатель по краю).

Причем кабины тракторов К-744 по инициативе директора оснастили шумо- и пылеизоляцией и даже кондиционерами.

В Кулундинском районе аналогичный кредит получило предприятие “Курск”, его руководитель Валерий Мерш одновременно возглавляет и крестьянское фермерское хозяйство.

– Девять миллионов рублей дали в прошлом году под залог 4851 гектара, – рассказывает Валерий Владимирович. – Кредит получил на пять лет с отсрочкой платежа на два года. Сейчас выплачиваем только проценты. Две трети процентной ставки бюджет возвращает, так как кредит целевой – на приобретение сельхозтехники.

В прошлом году за счет этого кредита хозяйство взяло три новых трактора МТЗ-82 по цене 520 тысяч рублей, а сейчас эта техника стоит уже 630 тысяч рублей. Кроме того, появились новые сеялки, автомобиль КамАЗ.

По сравнению с прошлым годом Валерий Мерш вдвое – до 6000 гектаров – увеличивает площадь под пшеницу, собирается сеять подсолнечник, гречиху, овес.

За год хозяйство прикупило в собственность еще 1500 гектаров земли и теперь могло бы заложить в банк 6300 гектаров.

– Не знаю, что меня подтолкнуло к необычному кредиту, – говорит Валерий Мерш. – Видимо, желание внедрить что-то новое. Когда услышал о кредите под землю, мне схема понравилась. Техника не заложена, ничем не рискуешь.

А вот председатель Союза крестьянских формирований Алтая Александр Балаков, наоборот, считает, что риск высокий. “Земля – основное средство производства. Если технику заложил, что-то не получилось – ее заберут, но можно найти другие варианты.

А если землю заберут – это полный крах. Ее можно закладывать только в том случае, если решился на какие-то кардинальные изменения и все тщательно просчитал”. По мнению Балакова, фермеры не пользуются земельной ипотекой по нескольким причинам.

Первое – земля стоит дорого, ее предпочитают арендовать. А заложить можно только свою землю. Второе – банки слабо работают с фермерами в плане просвещения. И, возможно, это связано с тем, что проще дать кредит под залог техники, а не земли.

Технику продать легко, а рынок земли еще недостаточно цивилизован, его механизмы не отлажены.

Банковские работники согласны, что земля дорогая. Но она будет и дальше дорожать – приближаться к государственной кадастровой оценке.

Наоборот, сейчас благоприятный момент для ее покупки по рыночной цене! Чтобы облегчить крестьянам эту задачу, и дается кредит на приобретение оформленного в собственность участка под его дальнейший залог. А вот второй тезис Александра Балакова банкиры решительно не принимают.

Считают, информации о земельной ипотеке достаточно. Другое дело, ипотека пойдет быстрее, если более действенной будет поддержка государства.

К примеру, если на кредит для приобретения сельхозтехники предусмотрены субсидии и из федерального, и из краевого бюджетов, то на покупку земельного участка сельскохозяйственного назначения их нет. Субсидии на уплату процентов по кредиту на приобретение земельного участка могли бы быть включены в расходы краевого бюджета. Такую льготу, по мнению банкиров, вполне по силам ввести местным законодателям.

Компетентно

Сергей Ганжа, кандидат экономических наук, специалист по земельной ипотеке:

– Нельзя сказать, что в крае плохо знают о земельной ипотеке. В 2006-2008 годах курс лекций по этому предмету прослушали начальники всех районных сельхозуправлений, все замы глав администраций, все земельные специалисты, руководители многих сельхозпредприятий, фермеры.

Процесс продажи земли пошел! Я бы даже сказал, что сегодня вокруг нее ажиотаж. При этом не всегда сделки на земельном рынке имеют прозрачный характер.

Государство же должно быть заинтересовано в усилении прозрачности, чтобы земля стала более доступной для сельхозпроизводителя.

Сейчас самое сложное даже не купить пай, а промежевать его. Межевание стоит приблизительно столько же, сколько сам земельный участок. В крае необходима программа по развитию системы земельно-ипотечного кредитования.

Петр Быков, замначальника главного управления сельского хозяйства края:

– Использование земли в качестве залогового обеспечения получаемых кредитов для селян весьма привлекательно, поскольку доля сельхозтоваропроизводителей, не имеющих возможности получить кредиты (особенно инвестиционные) из-за отсутствия иного залогового имущества, еще довольно значительна. Цена на землю в условиях рынка будет расти, и на основе залога земель можно привлечь в сельское хозяйство значительные объемы средне- и долгосрочных кредитов.

Более широкому использованию этого вида кредитования препятствует отсутствие у многих сельхозтоваропроизводителей юридически оформленных прав на землю. Технология оформления прав на земельные участки необоснованно усложнена, услуги по межеванию дороги.

Нормативная база по государственному регулированию земельных отношений несовершенна.

На данном этапе внедрения земельной ипотеки необходимо применение мер государственной поддержки финансирования работ по ведению земельного кадастра, регистрации прав, субсидированию части банковской процентной ставки по кредитам на приобретение земельных участков.

Между тем

По словам руководителя территориального управления Росрегистрации Алексея Кулика, в 2007 году в Алтайском крае зарегистрирована ипотека 3867 земельных участков самого различного назначения. Это в два с половиной раза больше, чем в 2006 году. За три месяца этого года произведено уже более тысячи ипотечных сделок с землей.

Источник: //rg.ru/2008/04/10/reg-altaj/zemlja-ipoteka.html

Как изменилось украинское сельское хозяйство за 20 лет независимости

Как получить пшеницу за пай за три года?

На высокоразвитое сельское хозяйство, с лихвой обеспечивающее внутренний рынок и еще несколько соседних стран продуктами питания,  делали основную ставку инициаторы провозглашения независимости  Украины. Имея в активе  рекордные объемы агропроизводства и статус житницы, страна с оптимизмом смотрела в будущее.

Бывшие партийный бонзы – нынешние пенсионеры – рассказывают, что «агарная» должность в советской Украине не была из числа престижных, поэтому нынешние рекорды тогда воспринимались как банальная обыденность.  Однако в первые же годы независимости налаженный механизм  начал давать сбой.

Производство зерна в стране неуклонно уменьшалось – если в 1990 году тогда еще советская Украина собрала 51 млн тонн зерна, то уже в 1991-м – 38 млн тонн, то есть на четверть меньше.

К концу 90-х страна подошла, производя всего 24 млн тонн зерна, то есть ровно в два раза меньше, чем во времена  СССР.

Фермерству – нет

На объемах производства зерна негативно сказался развал колхозов.  Их система была упразднена в середине 90-х и заменена на коллективные сельхозпредприятия (КСП).

Власть долго экспериментировала с формой собственности в АПК, однако ни один из предлагаемых форматов – хозяйственные общества, сельскохозяйственные кооперативы, частно-арендные предприятия, фермерские (крестьянские) хозяйства – не был столь эффективным, как система колхозов, выдававшая на гора 50 млн тонн зерна в год. В первую очередь это объясняется тем, что вместе с имуществом колхозов новые структуры унаследовали и их старые долги.

Кратко и по делу в Telegram

Предполагалось, что пресытившиеся колхозами крестьяне, получив первую возможность,  предпочтут хозяйствовать самостоятельно, создав в Украине новый класс – фермеров. Однако этого не произошло.

На сегодня в Украине работает около 42 тыс фермеров, которые обрабатывают всего 4,3 млн гектаров земли, то есть около 10% от всех пахотных земель. Для сравнения, в западных странах количество фермеров насчитывается сотнями тысяч, а в США фермеров более 3 млн.

Эксперты связывают это с тем, что земли, которые получили аграрии, не были подкреплены ни техникой, ни ресурсами, ни деньгами. «Фермерство в Украине никогда не будет конкурентоспособным по сравнению с крупными агрохолдингами.

Я в этом твердо убежден, в том числе и на собственной практике», – говорит глава компании «Нибулон» Алексей Вадатурский.  

К концу 90-х кризис в агропроизводстве стал очевиден – Украина производила менее 25 млн тонн зерна – то есть пограничный с внутренней потребностью объем.  Объяснялось это в первую очередь  экономией на агротехнологиях, поскольку посевные площади снизились незначительно  – в 1999 году обрабатывалось 13154 тыс га против 14,5 млн гектаров в 1990 году, однако урожай упал вдвое.

Тогда власти обратили внимание на происходящее в аграрном секторе и их реакция на увиденное вылилась в указ президента  Леонида Кучмы  «О неотложных мерах относительно ускорения реформирования аграрного сектора экономики».

Этот указ  ознаменовал упразднение коллективной формы собственности на землю и положил начало распаеванию сельхозземель, в результате чего 7 млн человек получили паи.

В 2000 году на агрорынке начался ренессанс: с этого момента урожаи стали возрастать, и опустились ниже критической отметки в 25 млн тонн лишь единожды – в 2003 году.

Кризис-2003

2003 год до сих пор упоминается аграрными чиновниками в качестве антипримера.  За год до него Украина собрала высокий урожай, поставив в сезоне 2002/2003 (преимущественно в первой половине МГ) на внешние рынки 10,7 млн тонн зерновых, что было рекордным по тем временам показателем.

Однако 2003 год выдался неурожайным.  Основным фактором снижения урожая было обледенение озимых культур, урожай пшеницы (за счет озимой группы) упал в пять раз по сравнению с 2002-м – до 3,6 млн тонн.

При этом оказалось, что внутренние  запасы зерна не были сформированы, в чем обвинили зернотрейдеров – якобы те чересчур увлеклись экспортом. В результате в  2003 году Украина, традиционно входящая в топ-5 мировых поставщиков и производителей зерна, вынуждена была импортировать зерновые.

При этом цены покупки были в два раза выше,  чем те, по которым несколько месяцев назад страна продавала зерно.

Дальше показания сторон расходятся – трейдеры утверждали, что в убыток себе завезли в страну зерно,  фактически предупредив голод и сбыв его на  минимуме цен. Госчиновники, со своей стороны,  утверждали,  что  трейдеры продали в Украине украинское же зерно прошлого года, но уже по ценам в два раза выше.

Как бы то ни было, государство вынесло урок из этой ситуации, слова «продовольственная безопасность» стали причиной и аргументом к любым реформам на зерновом рынке.
Однако с тех пор Украина ни разу не собирала такого критически низкого урожая.

Результат уборки в последние пять лет превышает 40 млн тонн зерна, а рекордный для независимой Украины  урожай в 52 млн тонн Украина собрала в 2008 году.

Этот  результат может быть повторен в нынешнем сезоне – Минагрополитики и продовольствия уже несколько раз пересматривало урожай в сторону увеличения,  и последний прогноз составляет около 51 млн тонн.

Помимо объема, в последние годы изменилась и структура агропроизводства. Сейчас, накануне рекордного урожая кукурузы, трудно поверить, что всего несколько лет назад в Украине выращивалось всего 600 тыс тонн кукурузы. Кукуруза относилась к классу неперспективных и низкорентабельных культур –  цена на нее составляла всего  400 гривен за тонну.

Все изменилось, после того как были найдены рынки сбыта – с выходом украинских экспортеров на египетский рынок, рынки Ближнего Востока цена кукурузы поднялась до 1500 гривен, а сейчас достигает 2200 гривен /тонна. «Несколько лет назад вся страна получала 650 тыс тонн кукурузы.

В то, что может быть 16 млн тонн,  никто  не вери, но это стало реальностью», – говорит экс-министр сельского хозяйства Сергей Рыжук.

Помимо кукурузы, с средины 2000-х на украинских полях обосновался рапс.

Его появление традиционно связывают с именем экс-министра аграрной политики Александра Барановского – он был основным «пиарщиком» этой культуры, предрекая рапсу ошеломительный успех в Украине.

Его прогнозы, которые в 2005 году воспринимались с иронией, полностью оправдались – последние годы рапс является одной из наиболее популярных у аграриев культур, в прошлом году посевы под ним занимали 1,1 млн га.  Рентабельность рапса стартует от 30%.

Ассортимент культур, которые выращивают украинские аграрии, продолжает расширяться. «Последние два года наша компания занимается в том числе и выращиванием сорго». – приводит пример Алексей Вадатруский. Правда, зерновое разнообразие имеет свою цену –  происходит оно  на фоне сокращения посевов  ячменя, пшеницы и крупяных культур.

Иностранцы в поле

Любопытно, что сельское хозяйство заинтересовало профильных иностранных инвесторов с первых же дней независимости, еще на этапе постсовесткого спада производства.  С 1991 года в Украине работает транснациональный пищевой гигант Cargill.

На сегодняшний день в активе компании – производство подсолнечного масла, семян, удобрений,  элеваторы. Alfred C.Toepfer начал свою работу в Украине в 1993 году. Bunge  пришла на украинский рынок в 2002 году, купив компанию Cereol.  Louis Dreyfus в Украине работает с 1998 года.

  Любопытно, что до 2000 года экспорт пшеницы из Украины проходил практически бесконтрольно и был отдан на откуп экспортерам.  В 1999 году его объемы резко выросли, что создало угрозу для разбалансирования рынка.

Чтобы нивелировать этот риск, был внедрен механизм обязательной  регистрации экспортных контрактов  на бирже. 

Последние годы работа зернотрейдеров в Украине была омрачена ужесточением госрегулирования. За последние пять лет в Украине трижды (!) вводилось квотирование экспорта зерна.

Отметим, что  статус страны – члена ВТО ни разу не удержал правительство от введения ограничительных мер.

Чиновники ссылались на норму, по которой частичное ограничение разрешено для стабилизации внутреннего рынка, а иногда и вообще не утруждалась объяснениями.

Возмущенные экспортеры объясняли эти меры  стремлением к личной наживе чиновников  (механизм  распределения квот давал широкие возможности для таковых), однако, по мнению многих участников рынка,  причины гораздо прозаичнее.

К сожалению, за последние годы Украина так и не научились минимизировать зависимость цен от объема урожая, а объема урожая – от погодных условий.

«Чтобы получать стабильный объем урожая, нужно вкладывать средства в агротехнологии, а это могут себе позволить лишь агрохолдинги, да и то не все.

Ровными показателями урожайности может похвастаться, пожалуй, только «Мироновский хлебопродукт», – отметил один из аналитиков.  В итоге накануне каждого сезона правительство готовится к худшему – неурожаю и росту цен и старается сформировать достаточный ресурс, чтобы противостоять проблемам. 

Несмотря на дополнительные формальности, иностранные игроки не прогадали, начав работу в украинском АПК – начиная с середины 2000-х, наша страна входит в  перечень основных поставщиков зерна на мировой рынок (редко когда выходя из топ-5). Перспективы на будущее еще более радужные.

По данным ФАО, в 2050 году на планете будет проживать 9 млрд человек. «И все эти 9 млрд человек буду нуждаться в продуктах питания.

Поэтому с уверенностью  можно сказать,  что эти тяжелые для сельского хозяйства и для нашего государства 20 лет – они заканчиваются», –  говорит Владимир Клименко, глава Украинской зерновой ассоциации. 

Рост населения и увеличение объемов производства биотоплива, на которое направляется часть пищевых ресурсов, создали почву для стабильного роста цен на продовольствие.  В начале 2008 года мировые цены на большинство продовольственных товаров достигли наивысшего уровня за последние 50 лет.

В среднем цена на пшеницу в мире с 1999-го по 2007 год выросла на 108%, а за последние три года цена на зерновые выросла в 2 раза, и по мнению экспертов, эта тенденция сохранится и в ближайшие годы. «Наша задача –  использовать это, чтобы заработать, это шанс для государства Украина, – говорит Владимир Клименко.

– Украина последние пять лет потребляет не более 26 млн тонн зерна, и если выращиваем 52 млн тонн, то нетрудно подсчитать, что еще 26 млн тонн надо экспортировать».

Предвидя благоприятную рыночную конъюнктуру на продовольствие, правительство Украины взяло курс на увеличение урожая зерновых в стране до 80 млн тонн. И это не единственное проявление интереса государства к агрорынку.

2010 год ознаменовал новую эру в сельском хозяйстве Украины – эру, когда в сельское хозяйство впервые со времен колхозов решило вернуться государство.

В августе 2010-го была создана Государственная продовольственно-зерновая корпорация – правопреемница основных активов ГАК «Хлеб Украины», однако предусмотрительно очищенная от долгов ГАКа.

Ее торговое подразделение –  компания «ХлебИнвестбуд» – по итогам первого же сезона работы на агрорынке вышла на второе место по объемам экспорта зерна из страны, чему в значительной мере была обязана рекордным объемам экспортной квоты, полученной в обход прочих, более опытных игроков.

  В текущем сезоне 2011/2012 пока эта компания также делает наибольшие успехи. В то время как транснационалы, придавленные новыми налоговыми новациями, практически не покупают зерно, а экспорт упал до минимальных на этот период 1 млн тонн (июль – средина августа), государственный трейдер сформировал значительные запасы зерновых и претендует на четверть всего украинского экспорта в текущем сезоне.

Теория

По мнению ряда ученых, оптимальным урожаем для Украины является 35 млн тонн, из которых 15 млн тонн  – пшеница. Такой объем полностью насыщает внутренний рынок, оставляет ресурс для экспорта и не дает ценам на зерно обвалиться. Тем не менее государство, как известно, взяло курс на наращивание производства до 80 млн тонн зерновых.

Год Посевные площади, тыс га Урожай, тыс тонн, в весе после доработки Урожайность, ц/1 гектар площади уборки
1990145835100935,1
1991146713867426,5
1992139033853727,9
1993143054562332,1
1994135273549726,8
1995141523393024,3
1996132482457119,6
1997150513547224,5
1998137182647120,8
1999131542458119,7
2000136462445919,4
2001155863970627,1
2002154483880427,3
2003124952023418,2
2004154344180928,3
2005150053801626,0
2006145153425824,1
2007151152929521,8
2008156365329034,6
2009158374602829,8
2010150903927126,9

Данные: Госкомстат

Источник: //delo.ua/special/kak-izmenilos-ukrainskoe-selskoe-hozjajstvo-za-20-let-nezavisim-163644/

«Тракторист во время работы читает газету, за него все делает электроника»

Как получить пшеницу за пай за три года?
04.11.2019 01:58 Татьяна Дудник
«Город N» №47 (1355), 3 декабря 2019

ООО «Колхоз 50 лет Октября», как сообщил его директор Александр Хан, усовершенствовал рабочие процессы в сфере растениеводства, а теперь развивает животноводство.

Молочное животноводство в ООО «Колхоз 50 лет Октября» стало приносить прибыль за счет замены поголовья на более продуктивную породу. Хозяйство планирует обновить фермы, но этому препятствует нахождение в границах населенного пункта. В растениеводстве компания удваивает урожайность за счет внедрения капельного орошения.

N: — На круглом столе кластера «Донские молочные продукты» вы заявили, что в этом году животноводство впервые дало прибыль. Что произошло?

А.Х.: — Мы полностью перешли на производство молока, отказавшись от мясного направления. Оставляем только приплод на замену дойного стада, а бычков продаем, потому что мясное животноводство убыточно. Почему раньше так не делали, не знаю, я в этой должности работаю только 2 года.

N: — Цены на молоко в этом году тоже выросли. Почему?

А.Х.: — Цены выросли с 24 рублей за литр до 32 рублей в сентябре этого года, что объясняется сокращением производства молока на рынке.

N: — По статистике, за 9 месяцев этого года надои остались на прежнем уровне.

А.Х.: — Это статистика… В нашем районе остался только один колхоз, занимающийся молоком, а 5 лет назад было десять. Выгоднее просто засеять поле. Пшеница рентабельна даже в неурожайные годы.

N: — Хозяйства закрывали животноводство постепенно, а цены резко выросли в сентябре. Возможно, это связано еще и с тем, что заработал после реконструкции Семикаракорский сыродельный комбинат?

А.Х.: — Возможно. В прошлом году они перерабатывали 200 тонн молока в день, сейчас — до 450 тонн. Мы продаем им все свое молоко — 11-12 тонн в день. Мы его охлаждаем, а они забирают своим транспортом.

N: — С текущей ценой уже можно получать положительную рентабельность?

А.Х.: — Да, до 20-25%. При поддержке государства — субсидий на закупку скота — мы закупили коров голштино-фризской породы взамен местной красностепной, которые больше 5 тыс. литров молока в год не давали.

Мы приобрели 160 голов в 2017 году, 100 голов — в 2018 году, 100 — в 2019-м. Коровы голштино-фризской породы дают 10 тыс. литров молока, в некоторых хозяйствах — 12-13 тыс. литров.

Мы ездили по хозяйствам, перенимали их опыт правильного кормления коров.

Кроме того, уже подрастают собственные телки. Сейчас у нас 700 дойных коров, из них 250 — красностепной породы. Со старой породой осталась одна ферма — в следующем году мы ее ликвидируем, заменим на коров новой породы.

N: — Будете увеличивать поголовье или только обновлять?

А.Х.: — Планируем довести поголовье до 1000 за счет собственных телочек. На нашей земле дальше развиваться не получается. И кроме того, надо довести надои до 10 тыс. литров в год от одной коровы. Для этого надо реконструировать фермы, где содержатся коровы. Мы реконструируем в год 2-3 коровника.

Уже обновили 3 коровника, поставили туда французское доильное оборудование, усовершенствовали технологии кормления. Всего у нас 16 коровников и телятников. Есть 300 млн рублей на их реконструкцию. Однако наш колхоз находится в черте населенного пункта Носово, поэтому нам не разрешают строить новые фермы.

А перенести ферму, где есть коммуникации, — это огромные затраты.

N: — Ваш покупатель начал перерабатывать козье молоко, планирует взяться и за овечье. Не хотите разводить коз, овец?

А.Х.: — Мы изучали этот вопрос. Для этого нужны люди, а у нас колхоз находится в 20 км от Таганрога, молодежь стремится в город, поэтому с рабочей силой тяжело. Средний возраст наших работников под 50 лет. Хотя средняя зарплата у нас довольно высокая — 29 тыс. рублей (после вычета налогов), а механизаторы получают 50 тыс. рублей.

N: — Когда и почему начали заниматься животноводством?

А.Х.: — Серьезно животноводством занимаемся 3 года, хотя оно было у нас еще и в советское время. Животноводство нужно, чтобы обеспечить работой женщин — это доярки, телятницы.

В прошлом году, когда урожайность была невысокая, рентабельность производства молока в нашем хозяйстве вышла на первое место. Обычно мы получаем 50-60 центнеров с гектара, а в 2018-м получили 36.

N: — Есть мнение, что в Ростовской области заниматься животноводством невыгодно, поскольку пшеницу лучше продать на экспорт, чем скармливать коровам. Да и пастбищ не хватает.

А.Х.: — В этом году так сложились погодные условия, что в основном получилось качественное зерно, а цена та же, что и в прошлом. По зерну Ростовская область подошла к пределам своих возможностей, а молоко только в зачаточной стадии развития. Что касается продажи зерна, тот же ячмень выгоднее скормить коровам.

Пастбища для крупных ферм не нужны. Мы кормим коров постоянными кормами круглый год. Мы заготавливаем сено, силос, а минеральные добавки покупаем. Примерно 30% кормов закупаем, 70% — свои. Надо правильно выстроить технологии содержания коров.

N: — На господдержку животноводства денег выделяется много, а эффекта мало. В чем проблема?

А.Х.: — Раньше мы доили 3,5 тыс. литров в год на корову, сейчас — 8 тыс. литров. Эффект есть у тех, кто хочет этим заниматься.

Кроме того, животноводство менее рискованно, чем растениеводство, лучше поддается планированию, дает доходы круглый год. В прошлом году мы выжили за счет молока, в этом году пшеницу еще не продавали — лежит в амбарах.

У нас есть оборотные средства, зачем торопиться продавать зерно? Кроме того, у нас есть деньги и на депозитах.

N: — Пользуетесь кредитами банков?

А.Х.: — Нам предлагали и льготные кредиты, но мы от них отказываемся. Лучше развиваться за счет собственных средств. Мы постоянно занимаемся инвестированием. У нас нет техники старше двух-трех лет. Наш колхоз небольшой, всего 5000 га пашни, поэтому в год тратим на обновление техники 20-30 млн рублей.

N: — Каковы итоги этого года в растениеводстве? Сколько собрали зерна? Какова урожайность?

А.Х.: — В этом году получили урожайность 52 центнера пшеницы с гектара. Это лучший в районе показатель, возможно, и в области. Мы засеваем всего 3 тыс. га, поэтому вал у нас небольшой — 17,5 тыс. тонн зерна вместе с кукурузой. В этом году на кукурузе мы поставили орошение и получили 102 центнера с гектара, до этого было 40-50.

На это затратили примерно 25 млн рублей, 50% нам вернуло государство. За один сезон мы почти полностью окупили эти инвестиции.

Что касается пшеницы, то мы занимаемся производством семян. Продаем их по всей европейской части России. Сотрудничаем с Краснодарским институтом сельского хозяйства, берем у них маточные репродуктивные семена и разводим. В этом году продали 1700 тонн семян.

Это более выгодный бизнес, поскольку товарное зерно продаем по 12 рублей за кг, а это по 17-18, то есть рентабельность выше на 30%. Наша задача — четко выдерживать технологии.

Мы выращиваем элитные семена, там не используются генные технологии, ими же засеиваем и свои поля.

В Краснодаре мы берем родительские формы, из них получается суперэлита, ее немного. Бывало, что мы брали всего 50 кг семян в Краснодаре, а из них за три года разводили до 400-500 тонн семян одного сорта, которые уже можно продавать.

N: — Семечку тоже выращиваете?

А.Х.: — Семена подсолнечника закупаем у «Пионера», в этом году получили урожайность 40,2 ц/га. Вал — 2600 тонн. Мы всегда храним семечку до марта, когда цены максимальные. У нас два крытых зернотока общей площадью 25 тыс. кв. м, каждый год там что-то обновляем, перестраиваем. В этом году построили новый крытый ток 100 м на 60 м, где разместили и семечку, и зерно.

N: — Зерно сушите?

А.Х.: — Нет, мы собираем его с нормальной влажностью, поэтому ни сушка, ни отопление в хранилище нам не требуются. Только раз в месяц перебрасываем зерно, чтобы не слежалось. Кроме того, у нас небольшие объемы.

N: — Как совершенствуете технологии?

А.Х.: — Примерно 5 лет назад мы перешли на безотвальную обработку почвы. Такие технологии не дают эффекта в урожае, они снижают затраты на обработку почвы. Кроме того, используем более современное производительное оборудование. Если раньше трактор за смену обрабатывал до 20 га, то сейчас — 100.

За счет этого есть возможность поднимать зарплату. Внедряем системы навигации для точной обработки и высева. Тракторист во время работы читает газету, за него все делает электроника. Возле лесополосы газетку отложил, развернулся и опять читает. Сейчас получаем рентабельность на уровне 35-40%.

N: — Что сейчас с ценами на зерно?

А.Х.: — Цены на пшеницу пошли вверх. Несколько недель назад мы продавали пшеницу по 12,8 тыс. рублей за тонну. Себестоимость ее выращивания и доставки — примерно 8-9 тыс. рублей за тонну.

N: — Руководитель хозяйства, использующего современные технологии, говорил мне, что ему выгоднее, если год неурожайный, тогда они выигрывают за счет высокой урожайности. А вы?

А.Х.: — Когда много зерна, много и затрат на уборку, переработку, транспортировку, а цена падает. Если будет неурожайный год, мы сильно не пострадаем, будет меньше и затрат. К тому же у нас есть еще и молоко.

N: — Показатель прибыли на гектар увеличивается?

А.Х.: — Ничто не может постоянно увеличиваться. Я считаю, что мы свои ресурсы использовали на 95%. В следующем году вообще неизвестно что будет. Поля сейчас стоят черные, зерно не взошло, то есть урожай по области однозначно будет хуже процентов на 30.

N: — Почему решили перейти от формы сельскохозяйственного производственного кооператива к ООО?

А. Х.: — У СПК есть имущественные паи, отражающиеся в уставном капитале. У нас он был равен 16 млн рублей при 240 пайщиках.

Постепенно люди продавали имущественные паи, кто-то уходил, но они имели право получить только свою долю в уставном капитале. В этом году мы решили переименоваться в ООО.

Теперь у нас 22 участника, при выходе из компании они получат свою долю в стоимости имущества как акционеры.

ООО «Колхоз 50 лет Октября», Александр Хан, растениеводство, животноводство, кластер «Донские молочные продукты», голштино-фризская порода

Источник: //gorodn.ru/razdel/novosti_kompaniy/praktika_biznesa/26584/

В россии впервые за семь лет получена пшеница 1-го класса

Как получить пшеницу за пай за три года?

В России впервые с 2012 года в ходе мониторинга урожая зерна в Крыму выявлено 1,14 тыс. т пшеницы 1-го класса, сообщил Центр оценки качества зерна (ЦОКЗ).

По результатам проведенных исследований, содержание сырой клейковины в партии пшеницы составляет 36,9%, массовая доля белка — 18,2%, число падения — 516 с, натура — 777 г/л, стекловидность — 62%.

До этого специалисты центра последний раз выявляли такую пшеницу в 2012 году в Оренбургской области, объем партии составлял 0,7 тыс. т.

Согласно данным лабораторных исследований зерна нового урожая, проводимых ЦОКЗ, уже сегодня можно говорить об очень хорошем качестве российского зерна в сравнении с предыдущими годами, рассказала «Агроинвестору» директор центра Юлия Королева.

«Значительно увеличилась доля 3-го класса, отмечается небольшое, но все же увеличение производства пшеницы 2-го класса, а также выявление партии 1-го класса», — говорит она. Кроме того, значительно выросла доля ячменя и ржи 1-го класса.

По данным на 26 августа центр обследовал 23,4 млн т зерна, в том числе 19,7 млн т пшеницы или 34,5% от ее валового сбора. Доля пшеницы 2-го класса составляет 0,04% от проверенного объема, 3-го — 30,4%, 4-го — 48,7%, 5-го — 20,4%.

«За прошедшую неделю доля пшеницы 1-4 классов выросла до 79,1% и значительно превышает значение 2018 года», — отмечает ЦОКЗ. По итогам прошлого года доля 3-го класса была на уровне 21,7%, 4-го — 47,4%, 5-го — 27,8%.

Королева считает, что если в период сбора урожая в Сибири погодные условия будут благоприятными, то можно прогнозировать, что сегодняшние показатели качества еще улучшатся.

По словам президента Российского зернового союза Аркадия Злочевского, погода в этом году была более благоприятной, чем в прошлом, поэтому качество зерна нового урожая будет выше, несмотря на то что в некоторых регионах зерно щуплое из-за засухи, а где-то слишком влажное из-за обильных осадков. «В этом году погода очень помогла получить зерно высокого качества аграриям на юге страны, а также в Черноземье, хоть и в меньшей степени. Нет такого процента проросшего зерна, как в 2018-м», — добавляет гендиректор аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко.

Королева отмечает, что погодные условия имеют большое значение для качественных характеристик урожая.

«Дожди после жарких дней в период созревания зерна снижают показатель клейковины, а жара после дождей в начале уборочных работ увеличивает количество проросшего зерна.

Как следствие — снижается показатель числа падения, что мы и наблюдали в прошлом году, — напоминает она. — Засушливое лето в ряде регионов в этом году тоже повлияло на качество урожая: уменьшился показатель натуры, но увеличилось содержание белка».

Однако кроме погодных факторов, по словам Королевой, немаловажное значение для качества урожая имеют правильный выбор семенного материала, внесение минеральных удобрений вовремя и в необходимом объеме, обработки посевов средствами защиты растений от болезней и вредителей, своевременное проведение полевых работ.

Сейчас аграрии вкладываются в получение урожая более высокого качества, применяют больше удобрений и СЗР, обращает внимание Петриченко. «Некоторые производители планомерно включаются в специальные программы по выращиванию твердых и сильных сортов пшеницы. Все это сложно было представить себе 15 лет назад, но, тем не менее, процесс идет», — добавляет эксперт.

Правда, при таких же погодных условиях, как в прошлом году, при равных усилиях и мерах повышения качества, зерно все равно было бы хуже, уверен эксперт. «Даже в таких странах как Франция, США, Великобритания, где технологический вклад в производство зерна очень большой, погода может многое испортить или, наоборот, улучшить.

В этом году, например, сильно не повезло США, а странам Европы, наоборот, повезло: там жара способствовала повышению качества зерна», — рассказывает Петриченко.

По словам Королевой, в мировом производстве мягкой пшеницы доля сильной составляет всего 15-20%, поэтому ее выращивание и рациональное использование является важнейшей задачей.

Производить пшеницу с высоким содержанием протеина нужно, это очень хороший продукт, имеющий постоянный спрос, однако в последнее время рынок не мотивирует аграриев бороться за качество, сетует Петриченко. «Мизерная разница в цене за тонну при высоких вложениях не позволяет даже отбить затраты на производство.

А разница в себестоимости выращивания пшеницы 1-го и 2-го классов и обычной может составлять в зависимости от применяемых технологий от 5 тыс. руб./га до 10 тыс. руб./га», — подчеркивает он.

Цены на пшеницу 1-го и 2-го классов в этом, как и в прошлом сезонах, не самые привлекательные.

Например, сейчас, по данным «ПроЗерна», разница в стоимости между пшеницей с повышенным протеином (хайпро) — 2-го класса и выше — и обычной продовольственной на мировом рынке составляет примерно $40 за тонну — около $240/т против $200/т. «Еще пять лет назад — в 2014-м — она составляла $50/т.

А десять лет назад рядовая продовольственная пшеница стоила $180/т, а с повышенным протеином — $280/т», — напоминает Петриченко. Тогда у аграриев действительно был стимул вкладываться в производство зерна высокого качества, добавляет он.

Планомерное повышение качества зерна требует инвестиций, которые должны окупаться, в противном случае производители не будут вкладываться в технологии, подтверждает Злочевский. К тому же есть системные риски, связанные с качеством.

«У нас в стране с 2015 года действует так называемая плавающая пошлина на экспорт пшеницы. Сейчас по ней нулевая ставка, которая продлена на ближайшие два года. А инвестиции в качество необходимо делать в течение пяти лет, чтобы получить полноценный результат», — рассказывает он.

В условиях действия пошлины инвестиции в качество фактически нереальны, так как более качественная пшеница стоит дороже, чем пшеница 3-го и 4-го классов. То есть, если к 1 июля 2021 года нулевая ставка не будет продлена, то за вывоз более качественной пшеницы придется платить больше.

«Для стимулирования инвестиций в качество пошлину необходимо отменить», — уверен Злочевский.

Источник: //www.agroinvestor.ru/regions/news/32314-poluchena-pshenitsa-1-go-klassa/

Cводный обзор

Как получить пшеницу за пай за три года?

С прошлого месяца прогноз мирового производства всех видов зерна (пшеница и кормовое зерно) в 2019/20 году повышен на 5 млн. тонн до 2162 млн. тонн, главным образом в связи с увеличением показателя по кукурузе.

Отражая более высокую, чем ожидалось, урожайность, но при этом небольшое снижение оценки площадей, прогноз урожая кукурузы в США увеличен на 3 млн. тонн до 345 млн. тонн (366 млн. тонн в прошлом году). С учетом роста показателей по ЕС и Украине мировое производство ячменя в настоящее время оценивается на рекордной отметке.

Прогноз общего потребления зерна составляет 2188 млн. тонн, что на 1% больше прошлогоднего показателя и на 4 млн. тонн выше, чем в прошлом месяце, при этом основная часть корректировки приходится на кукурузу. В результате изменения по кукурузе и ячменю прогноз переходящих запасов зерна увеличен приблизительно на 2 млн.

 тонн, однако он все еще указывает на третье межгодовое сокращение мировых резервов подряд. Показатель торговли с прошлого месяца повышен на 0,8 млн. тонн вследствие увеличений по кукурузе и сорго.

Мировая уборочная площадь под пшеницей в 2020/21 году, согласно прогнозу, расширится с прошлого года на 1% до 218 млн. га. Сырая погода прервала осенние полевые работы в некоторых регионах ЕС, прежде всего в Великобритании и Франции.

В Украине из-за засухи недавно засеянные озимые плохо укоренились в преддверии зимы, при этом сообщается о значительном сокращении площадей. В России, напротив, прогнозируется расширение уборочной площади. Посевная в США фактически завершена, при этом посевная площадь, как ожидается, останется близкой к историческим минимумам.

Мировые площади под рапсом, согласно предварительному прогнозу, увеличатся с прошлого года почти на 3%, учитывая расширение в ЕС и Черноморском регионе.

Прогноз Совета по мировому урожаю соя-бобов в 2019/20 году сохраняется на пиковой отметке в 341 млн. тонн, что на 5% меньше, чем в прошлом году вследствие спада производства в США.

Потребление в целом оценивается на прежнем уровне, однако в связи с повышением показателя запасов на начало года, прогноз переходящих резервов увеличен на 3 млн. тонн до 35 млн. тонн. Это все еще почти на треть меньше, чем в прошлом году, главным образом в связи с резким спадом в США.

Учитывая, что умеренное повышение прогноза поставок в Китай компенсируется сокращениями по другим регионам, перспективная оценка торговли сохраняется на отметке 151 млн. тонн, что соответствует показателю прошлого года.

Во многом отражая сохраняющиеся низкие темпы отгрузок риса в Индии и Таиланде, прогноз мировой торговли рисом в 2019 году сокращен с прошлого месяца на 1 млн. тонн до 43,5 млн. тонн, что на 6% меньше, чем в прошлом году. Глобальное производство в 2019/20 году прогнозируется на уровне 500 млн. тонн, что практически соответствует прошлогоднему показателю. С учетом небольшого межмесячного повышения оценки потребления мировые резервы прогнозируются на 1 млн. тонн выше, чем в октябре – на рекордной отметке в 180 млн. тонн, что на 6 млн. тонн больше, чем в прошлом году. Перспективная оценка торговли в 2020 году незначительно сокращена и составляет 45,4 млн. тонн, что, однако, указывает на умеренное восстановление.

Индекс МСЗ по зерну и маслосеменам

(GOI) с момента публикации последнего Обзора рынка зерновых ослаб на 1%, учитывая спад по пшенице, соя-бобам и рису, но при этом рост по кукурузе.

Общая информация

Мировое производство всех видов зерна (пшеница и кормовое зерно) в 2019/20 году, согласно прогнозу, составит 2162 млн. тонн, увеличившись с прошлого года на 1%, так как повышение урожаев пшеницы и ячменя (до рекордного уровня) более чем компенсирует спад по кукурузе.

Ожидается, что увеличение мирового урожая почти компенсирует самый низкий за три года уровень запасов на начало сезона, и общий объем предложения будет лишь немногим меньше, чем в предыдущем году. Совокупное потребление зерна, согласно прогнозу, достигнет новой пиковой отметки в 2188 млн.

 тонн (+1% с прошлого года), учитывая рост продовольственного, кормового и промышленного использования. Глобальные запасы зерна, как ожидается, сократятся на 26 млн. тонн до пятилетнего минимума в 594 млн. тонн. Этот спад полностью обусловлен сокращением резервов кукурузы (-39 млн. тонн с прошлого года), в том числе в США (-7 млн.

 тонн), Китае (-21 млн. тонн) и ЕС (-2 млн. тонн). Переходящие запасы пшеницы могут стать самыми крупными за всю историю, однако их накопление происходит главным образом в Китае и Индии, тогда как совокупный объем резервов основных экспортеров с прошлого года, вероятно, почти не изменится.

Торговля зерном (июль/июнь), как ожидается, достигнет нового исторического максимума в 375 млн. тонн (+3% с прошлого года), учитывая увеличение отгрузок пшеницы, кукурузы, ячменя, сорго и овса.

Так как самый низкий урожай США за шесть сезонов лишь незначительно компенсируется потенциальным ростом в других странах, в том числе в Бразилии, глобальное производство соя-бобов в 2019/20 году, согласно предварительному прогнозу, сократится с прошлого года на 5% до 341 млн. тонн.

Умеренный рост кормового, продовольственного и промышленного спроса, в частности в Азии и Америках должен привести к высоким показателям потребления, однако в сравнении с предыдущими периодами прогнозируемый межгодовой рост в 2% выглядит невыразительно.

Главным образом в связи с использованием резервов США переходящие запасы, согласно прогнозу, с прошлого года сократятся на треть – до 35 млн. тонн.

Учитывая, что увеличение отгрузок в Китай и множество других рынков более чем компенсирует сокращение поставок в Южную Америку, торговля с прошлого года, как ожидается, почти не изменится и составит 151 млн. тонн.

Так как слабый спрос в ряде ключевых азиатских покупателей лишь частично компенсируется незначительным укреплением покупательского интереса со стороны импортеров стран Африки южнее Сахары, глобальная торговля рисом в 2019 году (январь/декабрь), согласно оценке, упадет с прошлого года на 6% до 43,5 млн. тонн. Как следствие, продажи Индии и Таиланда могут сократиться. Экспорт Китая, напротив, должен продемонстрировать уверенный межгодовой рост за счет увеличения поставок в Африку. Глобальное производство в 2019/20 году, согласно прогнозу, в целом сохранится на уровне предыдущего года, так как снижение урожаев в Индии и Китае компенсируется ростом в других регионах, при этом накопление в ведущих производителях может обеспечить новый пиковый уровень запасов. Прогнозируется восстановление торговли, однако ее объемы не достигнут прежних пиковых отметок.

Сводный обзор рынка

Индекс GOI МСЗ в ноябре немного снизился, так как укрепление экспортных котировок по кукурузе сопровождалось ослаблением цен на пшеницу, соя-бобы и рис.

На фоне обширного предложения, которое сдерживало рост мировых цен, субиндекс GOI МСЗ по пшенице снизился на 3% по сравнению с октябрьским Обзором рынка зерновых.

Чистый рост южноамериканских котировок, связанный с сохраняющимся высоким экспортным спросом, более чем компенсировал снижение цен в США, в результате чего субиндекс GOI МСЗ по кукурузе с прошлого месяца повысился на 2%.

Субиндекс GOI МСЗ по рису просел на 1%. Рыночная активность в целом отсутствовала, так как покупатели ожидали появления на рынке риса нового урожая из Индии и Таиланда.

С учетом умеренного спада во всех основных источниках в ноябре субиндекс GOI МСЗ по соя-бобам снизился на 2%.

Источник: //www.igc.int/ru/gmr_summary.aspx

Юридическое дело
Добавить комментарий