Права и здоровье человека

Право на здоровье, право на жизнь: ВИЧ и права человека в Европе

Права и здоровье человека

29 мая 2013 года.

Темой заседания высокого уровня, организованного Европейской комиссией совместно с ЮНЭЙДС, стала ВИЧ-инфекция как проблема защиты прав человека.

На заседании рассматривались важнейшие проблемы в области защиты прав человека в Европе, которые препятствуют более эффективному противодействию СПИДу в Западной Европе и способствуют увеличению числа новых случаев заболевания ВИЧ-инфекцией и росту смертности вследствие СПИДа в Восточной Европе.

В мероприятии, которое проходило 27–28 мая в Брюсселе под общей темой «Право на здоровье, право на жизнь», приняли участие 150 делегатов из государств-членов Европейского союза и соседних стран — в том числе Беларуси, Молдовы, России и Украины, — включая активистов гражданского общества, представителей Еврокомиссии и ЮНЭЙДС.

Участники обсудили пути для поддержки и защиты прав людей, живущих с ВИЧ или затронутых эпидемией, преодоления стигмы и дискриминации и устранения карательных подходов, которые являются основными препятствиями для эффективной реализации мер противодействия СПИДу на основе соблюдения прав человека.

Выступая на открытии заседания, комиссар по вопросам здравоохранения и защиты прав потребителей Европейской комиссии Тонио Борг подтвердил готовность ЕС обеспечить лидирующую роль в сфере противодействия СПИДу. Он сообщил, что с этой целью до октября 2014 года будут созданы новые стратегические рамки деятельности ЕС в сфере СПИДа. «Ничего не делать — такой вариант нам не подходит», — сказал Тонио Борг.

Участники вновь заявили о необходимости усиления правозащитных подходов в сфере противодействия ВИЧ и создания благоприятных правовых условий во всей Европе для людей, живущих с ВИЧ, и для основных групп населения, подверженных наиболее высокому риску инфицирования.

Отмечалось, что хотя Европа демонстрирует пример лидерства в научных, технических и правозащитных аспектах противодействия ВИЧ-инфекции во всем мире, а также обеспечивает 40 % всех финансовых средств для международной помощи в сфере СПИДа, в самой Европе еще очень многое необходимо сделать для решения проблем, связанных с защитой прав человека и ВИЧ.

Законодательная система не должна приносить больше вреда, чем пользы; она не должна стигматизировать людей или увеличивать их уязвимость к заболеванию

Луис Мендао из португальской группы активистов за лечение ВИЧ/СПИДа (Grupo Portugues de Activistas sobre Tratamentos de VIH/SIDA)

Во многих декларациях регионального и глобального уровня Европа официально подтвердила свои обязательства по соблюдению и защите прав человека. Тем не менее, для многих людей, живущих с ВИЧ и затронутых эпидемией, они пока остаются декларациями на бумаге, которые никак не помогают в решении их реальных проблем.

Основные группы населения — включая мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, трансгендерных лиц, людей, потребляющих инъекционные наркотики, работников секс-бизнеса, мигрантов и заключенных пенитенциарных заведений — до сих пор остаются социально изолированными, и они в наибольшей степени затронуты эпидемией ВИЧ-инфекции.

«Европе пока не удалось разработать подход, основанный на подтвержденных данных и на соблюдении прав человека, не удалось создать правовые рамки для эффективного решения проблем, связанных с миграцией, наркопотреблением, секс-бизнесом, пенитенциарными заведениями и ЛГБТ, — сказал Луис Мендао из португальской группы активистов за лечение ВИЧ/СПИДа (Grupo Portugues de Activistas sobre Tratamentos de VIH/SIDA, GAT). — Законодательная система не должна приносить больше вреда, чем пользы; она не должна стигматизировать людей или увеличивать их уязвимость к заболеванию».

Распространенность ВИЧ-инфекции среди основных групп населения намного превышает уровень 5 %. В большинстве европейских столиц для молодых мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, риск инфицирования в течение жизни так же высок, как и у молодых мужчин в Южно-Африканской Республике — регионе мира, наиболее сильно затронутом ВИЧ.

За последние десять лет заболеваемость ВИЧ-инфекцией в Европе не уменьшилась, а в восточной части ЕС смертность вследствие СПИДа с 2005 по 2011 годы возросла более чем на 20 %.

Участники заседания признали, что без соответствующего решения проблем, связанных с защитой прав людей, живущих с ВИЧ, и других ключевых групп населения, эту ситуацию трудно изменить. Стигма и дискриминация остаются главными барьерами в получении лечения при ВИЧ-инфекции.

В Европе у более чем 30 % людей, живущих с ВИЧ, заболевание выявляется лишь на поздних стадиях, что объясняется изначальными опасениями и нежеланием людей обращаться за медицинской помощью.

Эти опасения подпитываются еще и тем, что в целом ряде европейских стран до сих пор предусмотрена уголовная ответственность за передачу ВИЧ-инфекции.

В странах, где предусмотрено уголовное наказание за потребление наркотиков и участие в секс-бизнесе, а правоохранительные органы применяют к нарушителям жесткие меры, многие люди оказываются практически загнанными в подполье либо попадают за решетку, что еще больше повышает их риск инфицирования. Хотя для большинства населения лечение может быть доступно практически сразу после выявления ВИЧ-инфекции, это невозможно для многих нелегальных мигрантов — они, таким образом, лишаются права на здоровье.

Заместитель исполнительного директора ЮНЭЙДС по программным вопросам Луис Лурес отметил долгосрочную тенденцию, которая проявляется в смещении глобального эпицентра распространения ВИЧ-инфекции в европейский регион за счет нового подъема заболеваемости во всей Европе среди мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, и неконтролируемого распространения эпидемии среди потребителей инъекционных наркотиков в Восточной Европе. Д‑р Лурес заявил, что для реального прекращения эпидемии СПИДа в Европе и за ее пределами, необходимы три ключевых фактора.

«Во-первых, нам важна скорость: мы должны ускорить реализацию программ, основанных на правозащитных подходах, которые приносят реальные результаты — например, программ снижения вреда, которые спасают жизни людей, потребляющих инъекционные наркотики.

Во-вторых, необходимо сосредоточить внимание на самых “горячих точках” и обеспечить доступ к жизненно важным услугам в сфере ВИЧ тем группам населения в Европе и других регионах мира, которые больше всего в них нуждаются — например, мужчинам, имеющим половые контакты с мужчинами, , для которых характерны высокие уровни распространенности ВИЧ-инфекции. В-третьих, нам нужны инновации: для проведения обследований на ВИЧ-инфекцию, для усиления общественных структур, а также для формирования нового поколения молодых лидеров в сфере противодействия СПИДу».

На заседании была разработана серия рекомендаций по решению проблем, связанных с защитой прав человека, для противодействия СПИДу в Европе.

Участники подчеркнули необходимость обеспечения долгосрочных и устойчивых инвестиций в сфере ВИЧ в достаточных объемах, в том числе для проведения программ для устранения стигмы, дискриминации и изменения карательных норм в законодательстве.

Был определен широкий спектр необходимых интервенций, включающий в себя программы борьбы со стигмой, реформу законодательства, повышение юридической грамотности в вопросах прав человека, организацию служб юридической поддержки, проведение разъяснительной работы с полицией и другими правоохранительными органами, борьбу с насилием против женщин и изменение неблагоприятных гендерных норм. В числе элементов, имеющих решающее значение, участники назвали улучшение финансирования, в том числе за счет увеличения объемов ресурсов, выделяемых странами за счет собственных средств, в сфере противодействия СПИДу, и снижение цен на лекарственные средства.

По всеобщему единодушному мнению, чтобы переломить ход развития эпидемии в Европе и выйти на путь ее полного прекращения, страны Европейского союза и соседние государства должны подходить к решению проблем в сфере ВИЧ с позиций соблюдения прав человека.

Источник: https://www.unaids.org/ru/resources/presscentre/featurestories/2013/may/20130529euhiv

Право на здоровье

Права и здоровье человека

Для нас как человеческих существ наше здоровье и здоровье тех, о ком мы заботимся, является вопросом повседневной важности. Независимо от нашего возраста, пола, социально-экономического или этнического происхождения, мы считаем наше здоровье своим самым главным богатством.

С другой стороны, плохое здоровье может помешать нам ходить в школу или на работу, исполнять семейные обязанности или участвовать в деятельности сообщества. Мы согласны пожертвовать многим, если бы это могло гарантировать нам и нашим семьям более продолжительную и более здоровую жизнь.

Проще говоря, когда мы говорим о благополучии, то часто подразумеваем здоровье.

Право на здоровье является фундаментальной частью наших прав человека и нашего понимания достойной жизни. Право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья (как его полное наименование) не является чем-то новым.

На международном уровне оно впервые было сформулировано в Конституции Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 1946 года, преамбула которой определяет здоровье как «состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов».

В преамбуле далее говорится, что «обладание наивысшим достижимым уровнем здоровья является одним из основных прав каждого человека без различия расы, религии, политических убеждений, экономического или социального положения».

Во Всеобщей декларации прав человека 1948 года также упоминается о здоровье как важнейшем аспекте права на достойный жизненный уровень (ст. 25). Право на здоровье было снова подтверждено в качестве одного из основных прав человека в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года.

С тех пор во многих других международных договорах по правам человека затрагивалось или подкреплялось право на здоровье или его составляющие, такие как право на медицинскую помощь.

Право на здоровье имеет отношение ко всем государствам: каждое государство ратифицировало хотя бы один международный договор о правах человека, признающий право на здоровье.

Кроме того, государства взяли на себя обязательство защищать данное право посредством международных деклараций, внутреннего законодательства и политики, а также на международных конференциях.

В последние годы все большее внимание уделялось праву на наивысший достижимый уровень здоровья, например, органами по правам человека, ВОЗ и Комиссией по правам человека (теперь ее заменил Совет по правам человека), которая в 2002 году учредила мандат Специального докладчика по вопросу о праве каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья. Эти инициативы помогли прояснить характер права на здоровье и методы его достижения.

Ключевые аспекты права на здоровье

Право на здоровье является всеобъемлющим правом. Мы часто связываем право на здоровье с доступом к здравоохранению и строительством больниц. Это правильно, но право на здоровье простирается намного дальше.

Оно включает в себя широкий спектр факторов, которые могут помочь нам вести здоровый образ жизни.

Комитет по экономическим, социальным и культурным правам – орган, ответственный за мониторинг Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, называет их «основными детерминантами здоровья». Они включают:

  • доступ к безопасной питьевой воде:
  • адекватные санитарно-гигиенические условия;
  • адекватное снабжение безопасными пищевыми продуктами;
  • безопасное и адекватное жилье;
  • здоровые условия труда и окружающей среды;
  • образование и получение информации по вопросам здравоохранения.

Право на здоровье включает определенные свободы: свободу от несогласованного медицинского лечения, такого как медицинские эксперименты и исследования или принудительная стерилизация, а также свободу от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Право на здоровье содержит такие права:

  • право на систему охраны здоровья, обеспечивающую равенство возможностей для каждого, чтобы иметь наивысший достижимый уровень здоровья;
  • право на профилактику, лечение и борьбу с заболеваниями;
  • доступ к основным лекарственным средствам;
  • материнское, детское и репродуктивное здоровье;
  • равный и своевременный доступ к основным медицинским услугам;
  • обеспечение образования и информации, связанной со здоровьем;
  • участие населения в медико-санитарных мероприятиях на национальном и местном уровнях.

Медицинские учреждения, товары и услуги должны предоставляться всем группам населения без какой-либо дискриминации. Недопущение дискриминации является ключевым принципом в области прав человека и имеет решающее значение для осуществления права на наивысший достижимый уровень здоровья.

Все учреждения товары и услуги должны быть широкодоступными и высококачественными. В пределах государства должно быть открыто достаточное количество учреждений общественного здравоохранения.

Они должны быть доступны физически (находится на безопасном расстоянии для всех слоев населения, включая детей, подростков, пожилых людей, инвалидов и других уязвимых групп), а также финансово на основе принципа недопущения дискриминации.

Обслуживание должно проводится с соблюдением медицинской этики и учетом гендерных факторов и культурных особенностей. Другими словами, они должны быть приемлемыми с медицинской и культурологической точек зрения. Наконец, они должны отвечать клиническим и медицинским требованиям и быть надлежащего качества.

Это, в частности, предполагает подготовку квалифицированных специалистов в области здравоохранения, наличие научно разработанных, непросроченных лекарственных препаратов и больничного оборудования, а также адекватных санитарно-гигиенических условий.

Распространенные ошибочные представления о праве на здоровье

Право на здоровье – это не то же самое, что право быть здоровым. Распространенным заблуждением является представление о том, что государство должно гарантировать нам хорошее здоровье.

Однако на хорошее здоровье влияют множество факторов, находящихся за пределами прямого контроля государства, такие как физиология человека и социально-экономические условия. Скорее, право на здоровье относится к праву на доступ к набору различных учреждений, товаров, услуг и условий, необходимых для его реализации.

Вот почему более точно описать его как право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, а не безусловное право быть здоровым.

Право на здоровье – это не только программная цель, которая должна быть достигнута в долгосрочной перспективе. Тот факт, что право на здоровье должно быть осуществимой программной целью, не означает, что из него не вытекают непосредственные обязательства государств.

На самом деле государства должны прилагать все возможные усилия в рамках имеющихся ресурсов для реализации права на здоровье и меры в данном направлении должны предприниматься безотлагательно.

Даже при недостатке ресурсов, некоторые обязательства требуют немедленного исполнения, такие как обязательство гарантировать право на здоровье на недискриминационной основе, разработать конкретные правовые нормы и планы действий или предпринять другие аналогичные шаги для полного осуществления данного права, как и с любым другим правом человека.

Государствам также необходимо обеспечить доступ в минимальном объеме к основным материальным компонентам права на здоровье, таким как предоставление основных лекарственных средств и услуг по охране здоровья матери и ребенка.

Трудное финансовое положение страны НЕ освобождает его от необходимости принимать меры для реализации права на здоровье. Часто утверждается, что государства, которые не могут себе это позволить, не обязаны принимать меры для реализации данного права или могут отложить исполнение своих обязательств на неопределенный срок.

Когда рассматривается уровень реализации права на здоровье в конкретном государстве, учитываются наличие ресурсов в данный период времени и в контексте развития. Тем не менее ни одно государство не может оправдывать неисполнение своих обязательств нехваткой ресурсов.

Государства должны гарантировать максимально возможный при имеющих ресурсах уровень реализации права на здоровье.

Связь между правом на здоровье и другими правами человека

Права человека взаимозависимы, неделимы и взаимосвязаны. Это означает, что нарушение права на здоровье может приводить к нарушению других прав человека, таких как права на образование или права на работу, и наоборот.

Важность, придаваемая «основным детерминантам здоровья», то есть факторам и условиям, которые защищают и поощряют право на здоровье, помимо медицинских учреждений, товаров и услуг, показывает, что право на здоровье зависит и способствует осуществлению множества других прав человека.

К ним относятся права на достаточное питание, на доступ к безопасной воде, на достаточный жизненный уровень, на достаточное жилище, на свободу от дискриминации, на неприкосновенность частной жизни, на доступ к информации, а также право на пользование благами научного прогресса и результатами их практического применения.

Каким образом принцип недопущения дискриминации связан с правом на здоровье?

Дискриминация означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на различных признаках, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод.

Она связана с маргинализацией отдельных групп населения и, как правило, лежит в основе фундаментальных структурных неравенств в обществе. Это, в свою очередь, делает данные группы более уязвимыми для нищеты и плохого состояния здоровья.

Неудивительно, что традиционно непропорционально высокая доля представителей дискриминированных и маргинализированных групп часто имеет проблемы со здоровьем.

Например, исследования показали, что в некоторых странах группы этнических меньшинств и коренных народы пользуются меньшим количеством медицинских услуг, получают меньше медицинской информации и имеют меньше шансов на достаточные жилищные условия и безопасную питьевую воду, а среди их детей устойчиво наблюдается более высокий уровень смертности и они чаще страдают от недоедания, чем население в целом.

Право на здоровье в международном праве прав человека

Право на наивысший достижимый уровень здоровья – это основополагающее право человека, признанное в международном праве.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, который, по общему мнению, является центральным инструментом защиты права на здоровье, закрепляет «право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья».

Важно отметить, что в Пакте оговаривается не только физическое здоровье, но также и психическое, которое зачастую игнорируется.

В статье 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах указывается:

  1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.
  2. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами для полного осуществления этого права, включают мероприятия, необходимые для:
    1. обеспечения сокращения мертворождаемости и детской смертности и здорового развития ребенка;
    2. улучшения всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены труда в промышленности;
    3. предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;
    4. создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.

Последующие международные и региональные документы по правам человека защищают право на здоровье различными способами. Некоторые из них имеют общее применение, в то время как другие относятся к правам определенных групп, таких как женщины или дети.

Международные договоры по правам человека, признающие право на здоровье:

  • Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года, ст. 5 (e) (iv);
  • Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, ст. 12;
  • Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин1979 года, ст. 11 (1) (f), 12 и 14 (2) (b)
  • Конвенция о правах ребенка 1989 года, ст. 24;
  • Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 года, ст. 28, 43 (e) и 45 (c);
  • Конвенция о правах инвалидов 2006 года, ст. 25.

Право на здоровье также признается в ряде региональных документов, таких как Африканская хартия прав человека и народов (1981), Дополнительный протокол к Американской конвенции о правах человека в области экономических, социальных и культурных прав, известный как Протокол Сан-Сальвадор (1988) и Европейская социальная хартия (1961, пересмотренная в 1996). В Американской конвенции о правах человека (1969) и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950) содержатся положения, касающиеся здоровья, такие как право на жизнь, запрет на пытки и другие жестокие, бесчеловечные и унижающие достоинство виды обращения, а также право на семейную и частную жизнь.

Источник: http://interlaws.ru/pravo-na-zdorove/

Право на здоровье | Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова

Права и здоровье человека

Право на здоровье является одним из основных неотчуждаемых прав человека, закрепленных в ряде международных конвенций, в 41 статье Конституции РФ и законодательстве нашей страны.

В данном разделе мы рассматриваем основные вопросы, связанные с правом на здоровье, в частности доступности профилактики и лечения в области наркозависимости (наркологическое лечение), ВИЧ, гепатитов, передозировок, туберкулеза, и других проблем, связанных с наркотиками.

Реабилитация под водойМай 11th, 2016 Алексей Курманаевский о своей борьбе с нарушением прав человека в отношении людей, употребляющих наркотики, в частных реабилитационных центрах
Заявление Международной сети людей, употребляющих наркотики, приуроченное к международному дню потребителей наркотиков, 1 ноября 2013 года.Ноябрь 7th, 2013 Международное движение потребителей наркотиков приветствует внедрение в течение последних лет дискурса прав человека в дискуссии на темы реформы закона о наркотиках, снижения вреда и общественного здравоохранения, а также четкое системное разграничение между глобальным карательным запретом и гротескным нарушением прав людей, употребляющих наркотики. Несмотря на это, в международный день потребителей наркотиков,  Международная cеть людей, употребляющих наркотики […]
Обращение ФАР к Президенту РФ Медведеву Д.А. по поводу исполнения Российской Федерацией рекомендаций Международного Комитета по экономическим, социальным и культурным правам касательно реализации программ обмена шприцев и заместительной терапииОктябрь 24th, 2011 Также вы сможете ознакомиться со следующими документами: 1. Пятый периодический доклад Российской Федерации от 3 июня 2008 года; 2. Доклады Комитету по экономическим, социальным и культурным правам представленные Фондом им. Андрея Рылькова 2 апреля 2010 года, 14 марта 2011 года, 6 мая 2011 года. 3. Перечень вопросов, которые надлежит затронуть в связи с рассмотрением пятого периодического доклада Российской Федерации (E/C.12/RUS/5), касающегося статей 1−15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 14 июня 2010 года 4. Ответы правительства Российской Федерации на перечень вопросов (Е/С.12/RUS/Q/5), подлежащих обсуждению в связи с рассмотрением пятого периодического доклада Российской Федерации (Е/С.12/RUS/5) от 9 февраля 2011 года 5. Заключительные рекомендации Комитета по экономическим, социальным и культурным правам от 20 мая 2011 года.
О том, как небольшая программа для потребителей инъекционных наркотиков в Канаде продемонстрировала напряженность внутри Организации Объединенных НацийОктябрь 11th, 2011 В минувшую пятницу Верховный суд Канады вынес решение о том, чтобы правительство разрешило продолжить работу программы «Инсайт» (Insite), единственного в Канаде пункта безопасных инъекций. «Инсайт» является местом, где люди могут употреблять инъекционные наркотики, которые они приобрели на улице, используя стерильные инструменты и под наблюдением врача. Суд установил, что министр здравоохранения нарушил положения канадской Хартии прав и свобод, не позволяя продолжать работу проекта, и приказал министру исправить ситуацию. Решение было простым: «Инсайт» спасает жизни и не причиняет вреда общественному здоровью или безопасности. В марте следующего года Организация Объединенных Наций, вероятно, осудит принятое решение. Осуждение будет исходить от Международного комитета по контролю над наркотиками (МККН) в его годовом отчете, который будет выпущен в марте. Работа МККН состоит в контроле исполнения трех основных конвенций ООН, и комитет считает, что работа «Инсайт» нарушает эти конвенции. Это не так.
Работа с Комитетом ООН по Экономическим, Социальным и Культурным правамМай 17th, 2011 В 2009 году ряд неправительственных организаций, включая Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова (ФАР),  при технической поддержке УНП ООН начали сотрудничество с Комитетом ООН по экономическим, социальным и культурным правам (Комитет). Так, рабочей группой по адвокации заместительной терапии в России была подготовлена часть для альтернативного доклада НГО по соблюдению Пакта о […]
Обращение представителей пострадавших сообществ, активистов и НКО, работающих в области ВИЧ/СПИДа, к Верховному Комиссару ООН по правам человекаФевраль 13th, 2011 Мы, нижеподписавшиеся, представляем пострадавшие сообщества, активистов, сотрудников и неправительственные организации, работающие в области ВИЧ/СПИДа. Ваш предстоящий визит в Россию представляет важную возможность привлечь внимание к одной из наиболее быстро распространяющихся эпидемий ВИЧ-инфекции в мире; к некоторым из наиболее репрессивных мер, принятых в отношении людей, наиболее подверженных риску ВИЧ-инфекции и живущих с ВИЧ; и к непримиримости российской власти в условиях концентрированной эпидемии ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков.
Речь Ирины Теплинской на встрече с Верховным Комиссаром ООН по правам человекаФевраль 13th, 2011 С 13 по 19 февраля Верховный комиссар ООН по правам человека находиться в России с визитом высокого уровня и проведет встречи со многими представителям гражданского общества и правозащитниками. Среди приглашенных на встречу с судьей Пиллай – Ирина Теплинская из сообщества ЛЖВ. Предлагаем вашему вниманию речь Ирины на встрече с судьей Пиллай.
Нам надоел ваш балаган!Сентябрь 16th, 2010 Сегодня ВИЧ-активисты вышли под таким лозунгом на несанкционированную акцию протеста к Минздравсоцразвития РФ.Сюрреалистические образы, прикованных к забору медведей и скандирующих лозунги блондинки, символизировали собой сюрреалистичную ситуацию с лечением ЛЖВ в России, сюрреализм которой заключается в том, что деньги есть, а лечения нет! Много миллиардные бюджеты на лечение существуют, а национальные стандарты лечения отсутствуют! Министерство здравоохранения есть, а здравоохранения нет! За день до этого аналогичная акция состоялась на Красной Площади. Читайте подробнее…
Через сто веков…Июнь 9th, 2010 Первую смерть я не забуду никогда, с неё началось моё становление в ВИЧ-активизме. Тая умирала долгих 3 месяца, у неё совсем не осталось лёгких и она страшно мучилась, но никогда этого не показывала… Последний месяц было совсем плохо: ниже 39 t у неё не спадала, она задыхалась, перестала есть, спать- ни за какие грехи человек не должен терпеть такие муки!!.. После её смерти я прошла обучение, и оставшись санитаркой, стала работать в этом же отделении ещё и «равным» консультантом, а также кейс-менеджером, делясь с больными собственным опытом лечения и помогая им в решении проблем. Как это не страшно звучит, но к смертям быстро привыкаешь, они становятся обыденными, если речь не идёт об очень близких людях. Но я всегда старалась, чтоб мои родные тб/вичи ушли достойно раз не в моих силах было сохранить им жизнь: мыла их, переодевала во всё новое, кормила чем-нибудь вкусным, а если просили, привозила героин. Эти глаза….они меня постоянно преследуют, глаза умирающих: в них и ужас, и мольба о помощи, и укор, что чудо случилось со мной, а не с ними… Мне не понять одного – почему абсолютно спокойно спят те, чьё бездействие ускорило конец этих молодых ребят?!? Если бы они хоть раз взглянули в глаза обречённых…
Право на реабилитацию. Проблемы лечения наркозависимости в Российской Федерации с точки зрения международных стандартовМай 15th, 2010 В своем докладе, опубликованном в 2007 г. международная правозащитная организация Хьюман Райтс Вотч указала на то, что лечение, предлагаемое государственными клиниками является неэффективным и система предоставления наркологической помощи связана с многочисленными нарушениями прав человека, в частности, права на здоровье. В докладе делается вывод о том, что наркозависимые люди, желающие получить лечение, фактически предоставлены сами себе в борьбе с этой тяжелой хронической болезнью.
Доклад неправительственных организаций Российской Федерации Международному комитету по экономическим, социальным и культурным правам о применении в Российской Федерации статьи 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах в отношении доступа потребителей инъекционных наркотиков к лечению наркозависимости, программам профилактики лечения и ухода при ВИЧ/СПИДеМай 15th, 2010 Этот доклад подготовлен Фондом содействия защиты здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова в сотрудничестве с НКО и экспертами, вовлеченными в работу с ВИЧ, соблюдение прав человека в России, а также УНП ООН. Из широкого круга вопросов, регулируемых статьей 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, в фокусе доклада находятся вопросы оказания медицинских и социальных услуг для потребителей инъекционных наркотиков (ПИН), в частности наркологической помощи, профилактики и лечения ВИЧ, Гепатита С и туберкулеза.
Право на здоровье: профилактика и лечение ВИЧ-инфекции среди уязвимых группМай 1st, 2010 Информационный бюллетень посвящен анализу проблем профилактики и лечения ВИЧ/СПИДа среди уязвимых групп (потребителей инъекционных наркотиков, секс-работников и др.), наиболее подверженных риску инфицирования ВИЧ и при этом наименее вовлеченных в сферу деятельности государственных учреждений здравоохранения.
Право на здоровье в Конституции Российской ФедерацииМай 1st, 2010 Конституция Российской Федерации – это Основной закон, в котором закреплены права и свободы человека и гражданина нашей страны. Она принята всенародным анием 12 декабря 1993 года. Этот закон прямого действия и имеет высшую юридическую силу. Это означает, что другие законы Российской Федерации не должны нарушать принципов выраженных в Конституции, а все Конституционные нормы имеют верховенство над законами и подзаконными актами. Права и свободы человека в России закреплены в главе 2 Конституции «Права и свободы человека и гражданина». Провозглашается, что гражданин Российской Федерации обладает на её территории всеми правами и свободами и несёт равные обязанности, предусмотренные Конституцией РФ. Статья 41 Конституции утверждает право на охрану здоровья.
Право на здоровье в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правахМай 1st, 2010 Пакт, основанный на Всемирной декларации прав человека, был принят Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года и вступил в силу 3 января 1976 года. Статья 12 Пакта утверждает право на здоровье. На апрель 2010 года в пакте участвует 160 государств. США – крупнейшее государство, не являющееся участником пакта. 10 декабря 2008 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла факультативный протокол к пакту, предусматривающий возможность подачи жалоб на нарушения пакта (еще не ратифицирован странами-участницами.

Источник: http://rylkov-fond.org/blog/category/prava-cheloveka/pravo-na-zdorovie/

§ 1. Нарушение права на жизнь и здоровье: В соответствии со ст. 20 Конституции РФ право каждого человека на

Права и здоровье человека

В соответствии со ст. 20 Конституции РФ право каждого человека на жизнь является главенствующим среди основных прав и свобод человека и гражданина, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения. Это не означает, что право на жизнь является более значимым в ряду других основных прав и свобод, а скорее подчеркивает неразрывный характер понятий «рождение» и «жизнь».

Хотя понятия рождения и жизни присутствуют в российском законодательстве, их законодательное определение до настоящего времени отсутствует. Такая ситуация характерна не только для российского, но и для зарубежного законодательства, что предопределяет наличие разнообразных концепций по этому вопросу.

Практическую ценность представляет собой определение момента начала жизни человека и момента ее прекращения, так как именно они определяют начало и прекращение действия соответствующих правовых норм применительно к конкретному человеку.

Преобладающим в российской правовой доктрине является подход, согласно которому под моментом рождения человека понимается физическое отделение плода от организма матери и переход его к автономному физиологическому функционированию, которое начинается с момента первого вздоха ребенка, обуславливающего возможность самостоятельного кислородного обмена в его организме. Определение момента смерти упоминается в ст. 46 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан1, она имеет отсылочный характер; а также в ст. 9 Закона РФ «О транс-

1 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 33. Ст. 1318.

плантации органов и (или) тканей человека»1, из ее содержания следует, что состояние смерти человека возникает с момента необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), это устанавливается в соответствии с процедурой, утверждаемой Министерством здравоохранения РФ.

Другие взгляды на этот вопрос заключаются в понимании момента начала жизни как момента зарождения эмбриона, при этом содержание понятия «рождение» понимается, как правило, в вышеуказанном смысле, что приводит к выводу о возможности возникновения права на жизнь и ряда других субъективных прав до момента рождения. Несомненно, дальнейшее развитие науки и техники, в особенности достижения в области медицины, поставят перед правоведами новые проблемы в этой области.

Российское законодательство, в соответствии с преобладающей доктриной, связывает возникновение и прекращение гражданской правоспособности, т. е. способности гражданина иметь гражданские права и нести обязанности, с моментами, соответственно, его рождения и смерти (ст. 17 ГК РФ).

Нормами в российском гражданском законодательстве, направленными на охрану прав неродившегося ребенка, являются ст. 530 ГК РСФСР 1964 г.

, указывающая в круге наследников по закону ребенка на-следодателя, зачатого при его жизни и родившегося после его смерти, а в круге наследников по завещанию — любое лицо, зачатое при жизни на-следодателя и родившееся после его смерти, и ст.

1088 ГК РФ, указывающая в круге имеющих право на возмещение в случае потери кормильца вреда его ребенка, родившегося после его смерти. Однако эти нормы предполагают возникновение соответствующих субъективных прав только у родившихся живыми детей.

Хотя в нормах Конституции РФ прямо не упоминается право человека на здоровье, это право по своему содержанию также несомненно является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения прав. Такая позиция подтверждается как ст.

41 Конституции РФ, устанавливающей право каждого на охрану здоровья и гарантирующей, таким образом, право каждого на здоровье, так и п. 1 ст. 150 ГК РФ, где жизнь и здоровье входят в перечень принадлежащих гражданину от рождения нематериальных благ.

Право человека на охрану здоровья является по своему содержанию самостоятельным личным неимущественным правом, тесно связанным с правом на здоровье. Реализация права на здоровье обеспечивается различными отраслями права.

В российском законодательстве до настоящего времени отсутствует определение жизни и здоровья, доктринальные воззрения по этому вопросу достаточно противоречивы и неопределенны.

Всемирная организация здравоохранения, например, определяет здоровье как «состояние полного социального, психического и физического благополучия». Ст.

1 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан определяет охрану

1 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 2. Ст.62.

здоровья граждан как совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитар-но-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья. Из этого определения вытекает следующее определение понятия здоровья человека применительно к российскому законодательству: «здоровье человека — это состояние его полного физического и психического благополучия». Соответственно, повреждением здоровья должно признаваться действие или бездействие, влекущее утрату человеком полного физического или психического благополучия. Право человека на здоровье конструируется как его личное неимущественное право находиться в состоянии полного физического и психического благополучия. Оно имеет абсолютный характер, так как ему соответствует обязанность всех остальных членов общества воздерживаться от действий, нарушающих это право.

Среди нарушений права лица на здоровье причинение тяжкого вреда здоровью является одним из наиболее опасных, в связи с чем презюми-руемый моральный вред при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенного с особой жестокостью, издевательствами или мучениями для потерпевшего, принимается за относительную единицу.

Согласно ст.

111 УК РФ, под тяжким вредом здоровью понимается вред здоровью, опасный для жизни человека или повлекший за собой потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть или повлекшее прерывание беременности либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица. Степень тяжести вреда здоровью определяется в ходе судебно-медицинской экспертизы согласно Правилам судебно-ме-дицинского определения степени тяжести телесных повреждений1. Для целей компенсации морального вреда совершенно необязательно, чтобы причинение тяжких телесных повреждений было преступным, достаточно, чтобы оно было противоправным и виновным (кроме случаев, когда вина не входит в состав оснований ответственности за причинение морального вреда).

Как видно из перечня видов тяжкого вреда здоровью, они достаточно разнородны и могут сопровождаться разными обстоятельствами.

Например, в некоторых, достаточно редких случаях может быть установлено, что у человека более низкий или более высокий по сравнению с нормальным уровень болевых реакций, это явится для суда основанием для корректировки размера возмещения морального вреда путем установления коэффициента индивидуальных особенностей «i» соответственно меньшим или большим единицы.

Бюллетень Министерства юстиции РСФСР, 1979, № 1—2.

В случае прерывания беременности подлежит учету способность к последующему деторождению.

Если эта способность сохраняется, то коэффициент учета конкретных обстоятельств может быть принят равным единице, если эта способность нарушена и может быть восстановлена лишь путем соответствующего лечения, он может быть принят равным 1,5; а если способность утрачена, то коэффициент «с» должен быть принят равным 2 при отсутствии других детей. В случае прерывания беременности сильное влияние на размер возмещения морального вреда может оказать коэффициент учета индивидуальных особенностей. В ходе судебного разбирательства по делу должно быть установлено, имели ли место предшествующие беременности. Если они заканчивались искусственными прерываниями по желанию женщины, то коэффициент «i» может быть принят равным 0,5; а если будут представлены доказательства намерения женщины искусственно прервать последнюю беременность, то суд может признать, что нравственные страдания в связи с самим фактом прерывания беременности не могли иметь места, и резко снизить коэффициент «i», тем самым признавая моральный вред заключающимся в претерпевании только физических страданий в связи с прерыванием беременности.

Если причинение тяжкого вреда здоровью совершено с особой жестокостью, мучениями или истязаниями, то коэффициент учета фактических обстоятельств должен быть принят близким к 2.

Аналогичный подход может быть применен при причинении других, более легких видов телесных повреждений.

В случае смерти потерпевшего у третьих лиц может возникнуть право на возмещение морального вреда, причиненного смертью потерпевшего. Очевидно, что круг лиц, имеющих право на возмещение такого вреда, не может быть необоснованно широким.

Он должен быть ограничен родственниками первой и второй степени и членами семьи потерпевшего. Необходимо отметить, что в данном случае не имеет место какое-либо правопреемство в отношении права на возмещение морального вреда. В соответствии со ст.

151 ГК РФ, моральный вред, причиненный гражданину, компенсируется, если он причинен действиями, нарушающими его (гражданина) неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему (гражданину) другие нематериальные блага.

Поэтому необходимо определить, какие права родственников и членов семьи нарушаются при смерти потерпевшего.

Поскольку здоровье понимается нами как состояние полного социального, психического и физического благополучия, то несомненно, что по крайней мере психическое благополучие родственника или члена семьи нарушается, а также его право на здоровье, неимущественное право на обладание родственными и семейными связями. Нарушение этих видов прав и порождает право на компенсацию морального вреда. Под членом семьи понимается лицо, которое совместно проживало и вело общее хозяйство с потерпевшим.

Полагаем, что презюмируемый моральный вред в этом случае равен презюмируемому моральному вреду при причинении менее тяжких телес-

ных повреждений. На коэффициент индивидуальных особенностей может оказать влияние специфика отношений конкретного родственника или члена семьи к потерпевшему. Коэффицент учета фактических обстоятельств должен принять максимальное значение, если смерть произошла в присутствии вышеуказанных лиц.

На этот же коэффициент влияют такие обстоятельства, как степень родства, длительность совместного проживания— для членов семьи, способность к созданию в последующем аналогичных родственных или семейных связей.

Важно подчеркнуть, что каждый из указанных лиц будет иметь самостоятельное право на компенсацию морального вреда.

Источник: https://lib.sale/pravo-grajdanskoe-uchebnik/narushenie-prava-jizn-47245.html

Юридическое дело
Добавить комментарий